Марионелла Доронина. Сетевой патриот.


От блоггера:

Марионелла Доронина – замечательный российский писатель. Умная, тонкая проза Дорониной,  пронизанная словно золотыми нитями, сотнями аллюзий и намеков, требует от читателя недюжинного интеллекта.
А еще – Доронина великолепный поэт.
Данный рассказ Марионеллы посвящен явлению, о котором в Рунете предпочитают не говорить вслух – необычайному развитию “сетевого патриотизма” и появлению целой касты “патриотов”, иногда смешных и жалких, но чаще ужасных в своей тупой агрессивности, полных лжи, ханжества и ничтожества.

Данный рассказ был удален модераторами сайта Проза.ру, антисемитские и “патриотические” произведения на этом сайте не удаляются. К сожалению, самый обширный русский сайт самиздата превращается в помойку. И это закономерно.

Перепечатка с разрешения автора.
страница автора на проза.ру –
Марионелла Доронина. Сетевой патриот.
“Полиция убедительно просит горожан не стрелять из ружей по
кораблям инопланетян”.
“День Независимости”.
” Воспоминания его детские – ледяная лунная пустыня.
Девятимесячная петербургская зима приносила в мир монстра – скованныйполуморозцем и декабрьскими дождями гигантский ледяной стадион спальныхрайонов, по которому маленький, болезненный, астеничный мальчик каждое утропробирался в школу мимо катящихся по трамвайным рельсам грязно-серых девятиэтажек. Мальчик вновь и вновь давал себе слово, что не упадет. Но падал.И каждый раз налетала вороной какая-нибудь женщина – чаще, старуха, но иногда и молодая, моложе мамы – и начинала поднимать, отряхивать от снега, жалеть, и это было как-то особенно, непоправимо унизительно.
Долго преследовало его видение из детства: круглоголовый монстр с обвязанным белым полотном (бинтами?) лицом. Монстр жил на втором этаже углового дома,прямо над женской консультацией № 3. Окно в этой квартире всегда было темным,приближаясь к нему, мальчик с предвкушаемым и приятным испугом знал уже, что увидит снова раздутый белый шар головы, то появляющийся над подоконником, тоисчезающий за ним.
И Луна была его подругой на этом предрассветном пути в школу, то спелая и тяжелая как золотой талер, то сине-ущербная как Звезда Смерти; на этом пути,который был бы утомителен и банален, если бы не детская фантазия, рождающая сумеречных чудищ и возводящая гиперболоидные конструкции, в зимнем саду своего мира мальчик чувствовал себя так, словно был окружен зеркалами Козырева.
Двадцать пять лет спустя бывший падающий мальчик включил компьютер, вошел залогиненным на сайт. Осмотрелся: кто в сети. Здесь он работал под основным своим ником – Святополкъ.
В резюме у него было написано с предельно допустимой на данный момент откровенностью: “Национал-коммунист, сталинист,тоталитарист”. Еще три клона было у него на этом сайте:”НазгулЪ”, “Магистр АнтиСион”, “Orthodox_Gunn”.
Прочитал ответ ему либероида. Задохнулся от ярости.Выкурил сигарету, походил по кухоньке – особо не расходишься, 4, 5 метров, да и соседи стучат снизу – хрущевка, и уже глубокая ночь. Но нужно было походить,чтобы найти достойный ответ. И он его нашел:
– ТЫ, ЧТО ЗДЕСЬ ПИШЕШЬ ПОД РУССКИМ НИКОМ, МРАЗЬ РОЗОВО-ГОЛУБАЯ, ЗЕЛЕНАЯ, СИОНИСТСКАЯ, ПРОШЛО ТВОЕ ВРЕМЯ, БУДЕМ ГНАТЬ ЖИДОВ ИЗСТРАНЫ, УЕЗЖАЙ ПОКА ЕСТЬ ВРЕМЯ, СУКА, ЗАМОЧУ САМ, ВСЕ ВАШИ АЙ-ПИ У НАС УЖЕ ВСПИСКАХ, БУДЕМ ВАС МОЧИТЬ! ЧЕГО ТЫ ХРАБРИШЬСЯ, ТВАРЬ С ТРЕМЯ ПАСПОРТАМИ!
До двадцати восьми лет Святополкъ оставался девственником. Причина тому была простая как лапоть: не нравились ему те девчонки, что с готовностью слушали его рассказы об аномальных зонах, Местах Силы, геноциде сербов в Митровице, рептилоидах и славяно-криптологической версии “Шульхан Арух”. Были они некрасивы, прыщавы и мальчиковаты. Втайне нравились ему яркие, самоуверенные девушки с пышными волосами, в обтягивающей одежде – как она на них не рвется? это же надо уметь ее носить! – на высоких каблуках, нежно-высокомерные, кокетливо-недоступные, да вот только не находил он с ними не единой точки пересечения, словно они существовали в параллельных мирах, глухо друг от друга изолированных, так что и портал невозможно было открыть даже самому искушенному адепту магии.
Лишился девственности он с соседкой своей по даче, Ереминой. Звали Еремину Татьяна, и было ей тридцать семь годов. Но почему-то неприлепилось к ней имя “Татьяна”, и все звали ее по фамилии -“Еремина”.
Разведенная бездетная Еремина была инженером по профессиии уфологом-оккультистом по призванию.
Еремина держала дома иконы – Богоматерь с младенцем Иисусом, Параскеву Пятницу и Серафима Саровского – репродукцию “МадонныОрифламмы” рериховской, фотопортрет Бердяева и плакат “Слава великому Сталину”. Вела она фотоохоту на обитающих в соседнем лесочке гигантов.Показывала сосны, верхушки которых гиганты “объедали”. Надо признать,что верхушки, и правда, выглядели пощипанными.
Видала в лесочке Еремина и русалку, и анчутку, и лешего,и летающую тарелку с диверсионной группой Серых. Призрак волхва видала. И святого схимника.
Секс с ней напоминал Святополку одну пренеприятнейшую ситуацию, когда он был в командировке, выпил четыре банки пива и захотел облегчиться, но ни одного работающего туалета в этом городе не было, а помочиться в парадной или на улице ему не дозволяла воспитанная жидовствующей дурой-матерью интеллигентность. Наконец, он забежал в библиотеку…и увиделпрямо напротив входа вожделенные буквы М и Ж.
Облегчение, испытанное им тогда – без позора и бесплатно- равнялось только с облегчением от первого, второго и даже третьего полового акта с Ереминой.
Впрочем, в пылу гнева Еремина поведала Святополку особственных ассоциациях. Оказывается, секс со Святополком напоминал ей чудовищную процедуру в родной школе – проверку на глисты. Разделяли мальчиков идевочек. В узкой как пенал камере за кабинетом школьного дежурного врачаставили раком и засовывали в жопу какую-то бумажку. И, поднимаясь с клеенчатой койки, чуть живая от позора, она каждый год видела свою главную школьную врагиню, Эльку. Элька – следующая на очереди – стояла в дверях и ехидно ухмылялась. И как не старалась Еремина, чтобы на следующий год не Элька видела ее жопу, а она – Элькину, все равно, Элька как-то умудрялась встать следующей в визгливой девчоночьей очереди. И кошмарное воспоминание об этом Еремина пронесла сквозь жизнь до тридцати семи своих годов и – как она сказала -“Только трах с тобой был хуже, чессслово. Еще хуже. Еще мерзее. Даже не верится”.
В сумерках ходили на просеку. Подняв руки, Еремина вызывала Сущности. Однажды Святополкъ увидел, как движутся в вечернем воздухе, сквозь огненные потоки истолпы суетящейся мошкары, чуть ниже сосновых верхушек семь светящихся шаров.
Лицо Ереминой было обезображено экстазом.
Еремина называла шары “плазмоидами” и гордилась тем, что вызывать их умеет.
Какой практический толк ей был от этих “плазмоидов”, так и не понял Святополкъ.
В населенном затейливой живностью лесу Еремина собирала чернику. Комбайном. Поэтому ничтожному поводу и объявил ей войну мировой сионизм в лице соседа, Александра Борисовича Зельмана. Зельман полагал, что сбор комбайнами губит черничные кусты. И…повадился читать он Ереминой лекции, таскал перепечатанные откуда-то “научные” статьи, даже копию постановления, запрещающегосбор ягод комбайнами, принес однажды! Пользовался жиденок тем, что ограды между его участком и владениями Ереминой не было, а колодец у них был один на два дома и стоял на ереминской территории. Вот и ходил за водой, и мозг выносил заодно с ведрами. Зато на земле зельмановского сада, который Еремина называла”кибуцем”, росли два куста смородины владения фамилии Ереминых
С межеванием на Руси издревле были заморочки.
Когда Зельман “поднял”, как он выражался,”вопрос” о сборе комбайнами на собрании садоводства, Еремина нанесла ответный удар. Она поставила между участками высокий забор, отрезав де-фактоЗельмана от воды – источника жизни. “Лягушачья” бумага, договор о совместном пользовании колодца, Зельману не помогла, так же и как пожелтевшаясправка о том незначительном факте, что колодец был вырыт собственноручно его,Зельмана, отцом, Борухом Хаймовичем и матерью его, Товой-Рейзл.
Староста садоводства тоже собирал чернику комбайном.
С тех пор Зельман ходил за водой к “колонке”через весь поселок, с двумя ведрами, седовласый и разгневанный как библейский пророк.
– Да ничего, они сорок лет по пустыне ходили, небось, привыкли к дефициту воды! – со смехом говорила Еремина, потягивая пиво на веранде.
Первые два года Зельман пропалывал и поливал”ереминскую” смородину и сухо, вполоборота повернувшись, приглашал”Танечку” собрать свои ягоды. Еремина безмолвствовала, и Зельман уход за смородиной на третий год прекратил.
– Ты смотри: погубили жиды русскую смороду! – злорадно говорила Еремина, щурясь на два заросших крапивой кустика по ту сторонувысоченного забора.
Еремина ходила собирать дубовые листья под местной высоковольткой, потом сжигала их на огне восковой свечи. Говорила, что”заряжается” так. Рассказывала Святополку о друидах, омеле и Детях Богини Дану.
Святополкъ и Еремина поссорились сперва, потом умерла она. В одиночестве.
Он писал статьи в двадцати блогах под двадцатью никами. У него не оставалось сил. Рунет кишел либерастами, геями и провокаторами, как микроорганизмы под лупой Левенгука.
И Святополкъ, он же – Назгулъ, он же – Рыцарь Арктиды, он же – Брейвик99, снова писал, захлебываясь от ярости:
– НЕНАВИЖУ ТЕБЯ, МРАЗЬ! НЕНАВИЖУ! ЧТОБ ТЫ СДОХЛА В СВОЕЙ АМЕРИКЕ, СВОЛОЧЬ! ЖРИ СВОЮ КОЛБАСУ И НЕ СУЙСЯ НА РУССКИЙ РЕСУРС, МРАЗЬ!
В Интернете он проводил теперь 14-15 часов в сутки. В свободное от Сетевой Войны время он искал Россию и не находил ее.
Россия зверем выходила из воды, живительным цунами сметая с песка следы воронов, василисков, черных псов – всех черноглазых – но так было лишь в мечтах его. Он был немолод уже и слаб, в основном – потому что пил и курил очень много, но он оправдывал это тем, что живет в “оккупационном режиме, под гнетом сионистов”, и надо же ему бороться со стрессом как-то. На поля войны потом выйдут другие – молодые, борзые – а он воюет там, где нужен его интеллект – на полях войны информационной, и он с гордостью называл себя:”сетевой русский воин”.
Он жаждал видеть утопию будущего. Революцию. Террор. Грандиозную Евразийскую Империю – медвежьей шкурой на карте мировой раскинувшуюся. Центр ее сакральный – Великая Равнина Русская. Тайное ее наследие – БелаяАрктида. Суть ее – союз землепашца и кочевника.
А вечерами, возле кафе “Хабиби”, сидели застоликами плотные чернявые мужчины в белых рубашках и пиджаках, и тень отрезных листьев рябины на белых парусиновых тентах виделась Святополку узорами виноградных лоз – южных, порочных, муслимских – и стонало над меркнущем в тяжелом золотом огне тротуаре заунывно-страстное “Yalvariram yollara izlerini gaytarsin, yalvariram o gunleregozlerini gaytarsin…” , чернявые мужчины пили чай и вино, и были с ними юные загорелые блондинки в коротких шортах…шпилька как стрела Амура, пачка сигарет на столике…и смех, неустанный, белозубый,женский.
И Святополкъ думал: это ли – моя Россия
А дальше, в хитросплетении бетонных бараков, где привычно-испуганно и чутко озирались женщины на звук шагов за спиной, где корпуса шли под номерами 6, 7 и 8…там творилась каждую пятничную ночь на субботу оргия лярв и педерастов. Пацаны в тренировочных штанах с белыми полосками на боках, девки в розовых топах, с крашеными волосами…они жили какой-то своей, нерусской, странной, насекомой жизнью, они выпивали галлоны пива и выкуривали блоки сигарет, нервно хихикая в очереди, громко рассуждая окаких-то “флаерах”, раскачиваясь под прорывающееся даже сквозь стены потенциального бомбоубежища:
“Inever would’ve dreamed in a million years I’d see,
So many motherfuckin’ people who feel like me, who share the same views
And the same exact beliefs, it’s like a fuckin’ army marchin’ in back of me, so many lives I
Touch, so much anger aimed, in no particular direction, just sprays and sprays…”
И Святополкъ думал: это ли – моя Россия?
Не его это была Россия, Русь, да и не Русь вовсе. Где же пряталась она змеей-медянкой, Русь – в старых бетонных бараках, грязно-серых,облепленных нелепыми курятниками самодельных лоджий? в поспешно возводимых многоязыкой толпой, пестро раскрашенных высотках? в заброшенных полях вдоль разбитых дорог? в заколоченных деревенских домах и новеньких церквушках с аляповатыми куполками-маковками?
Медлительным цунами шла осень, гнала перед собой стаи суетливых, встревоженных птиц, и небо вечерами было зеленовато-сизым, и Святополку оно казалось чешуей звероящера, сброшенной кожей мегарептилоида, посохом железным загоняющего русских в электронный концлагерь обескрещенного будущего.
На медно-багряной заре той осени умерла Еремина. Она заранее предсказала точную дату своей смерти. Вплоть до часа. Говорила, что все дела ее в этой инкарнации завершены, и надлежит ей воплотиться снова, 20 лет спустя, дабы исполнить окончательно свое земное планетарное назначение: разгром Сионизма. И родится вновь она девочкой с кристально-синими и страшными глазами. С татуировкой в виде креста на лбу.
Святополкъ не верил ей. Она пила слишком много, и в пьяном бреду говорила безумные вещи. Бывала агрессивной, могла схватиться за нож. Но в предсказанный ею день она, и правда, сделала все так, как предсказывала: прибрала дом, отдала мелочные долги соседям, легла на диван,скрестив руки на груди и умерла.
Но он навсегда запомнил, как она сказала тогда – сострастью, пылко – “А Ротшильдов-то, Ротшильдов единицы из ныне живущих видели…и те, кто видели, говорят: они и не люди вовсе. Монстры чешуйчатые! Иинопланетяне у них в слугах! Вот тебе и золотой фонд Америки!”
И жутко было ему, и сладко, и давал он слово себе -посвятить жизнь войне. Тотальной. Без правил. Сетевой. Информационной. Но умер боевой товарищ – Еремина.
Святополкъ остался один. Без ее лекций, без ее истерик,без ее материнской вагины. Он вернулся в свою хрущевку на окраине города изапил.
С работы он уволился уже давно, ибо Сетевая Война с Либерализмом и Педерастами отнимала слишком много сил и времени…да и, в конце-концов, как сказала однажды Еремина: “Что важнее – твоя гребаная работа или Победа над Рептилоидными Иудеомасонскими Иерархиями, ведущими человечество к деградации и уничтожению? Это даже не земная проблема – это проблема Всегалактическая!”
Победа важнее была – однозначно.
Святополкъ истерически рыдал, уронив голову на стол, подстрастное: “Разверзлись с треском небеса, и с визгом ринулись оттуда, срубая головы церквям и славя красного царя, новоявленные иуды”. Он пил конъяк и пел громко, во всю глотку пел “Рааааа – ссиииии- ияяяяяя”, хотя и стучали ему давно шваброй снизу. Три часа утра было. И визжала истерически под дверью какая-то тупая самка: “У меня же дети маленькие спят! Сволочь!”
Он очнулся. Протер словно засыпанные песком глаза. Поплелся на кухню и увидел…На столе, прямо между пустой бутылкой из-под водки “Путинка” и банкой с маринованными огурцами сидела, вонзив когти в заляпанную кетчупом клеенку,птица Гамаюн. У вещей птицы было лицо Ереминой. Святополкъ охнул, перекрестился и почтительно произнес:
– Здравия желаю!
– Собираем Всероссийский Патриотический конгресс! – прощебетала дивная птица. -Честь имею сообщить об открытии виртуального тренировочного лагеря для славянорусских сетевых бойцов…мммм…”Союз Мыши и Клавы”.
– На повестке дня: подъем – пение гимна “Die Fahne hoch!”.
– Разминка: компьютерная онлайн игра “Погром еврейского местечка”.
– Теоретические занятия: “Их надо знать в лицо” (агенты ТайногоМирового Правительства, криптоевреи во властных структурах, СМИ, общественныхорганизациях), лекция “Разоблачение евреев-лауреатов Нобелевской премии -плагиаторов и фальсификаторов мировой науки”.
– Занимательный конкурс: “Узнай еврея по фотографии”. Участникам демонстрируют сотни фотографий на большой скорости. 10% из них – фотографии евреев. Тот, кто вычислит наибольшее число евреев, будет вознагражден ящиком баварского пива. Приз за второе место – полный курс лекций КОБ.”Бронза” – DVD с лекциями Кургиняна.
– Торрент-раздача методических материалов: рекомендации по внедрению патриотически подкованных Славянорусов в модерацию ведущих сетевых порталов,брошюра “Как грамотно троллить либераста и остаться, бугага,незабаненным”.
“Курс начинающего бойца”: мини-словарь олбанского в 30 слов, русского матерного (50 устойчивых выражений), фундаментальные принципы: “слив дискуссии”, “жалоба модератору”, “флуд”,”клон”/”виртуал”, “прокси-сервер”; популярное разъяснений ключевых понятий: “демшиза”, “либероид”,”белоленточник”, “пидарас”, “колбасник”,”контра”, “пропиндос”, “дом-2”, “этастрана”.
Уникальная коллекция патриотических аватар “Дембельский Альбом”:богатыри на конях, казаки с катанами, волки серые, навки пьяные, копья, кресты и иероглифы!
– Перерыв. Сугубо рекомендуется обед из русских национальных блюд – борщ,харчо, пельмени, вареники, сало – и молодецкий отдых на пуховых перинах.
– Шутейная разминка – “Обругай либерастенка в блоге”. Автор самой яркой, смачной и запоминающейся ругани награждается памятной медалью”Надежа Руси”.
– Многопользовательская текстовая игра “Русские боевые искусства”.
– Наш сетевой соратник “ВоинЪ Моргота” делится уникальным опытом!Авторские тренинг-программы: “Как развести на мат либероидную израильтянку с тремя высшими образованиями, с последующими стуком и ее, суки, забаниванием” и “Как выдать себя за бойца Спецназа ГРУ, так что никто из жидов и педерастов не подкопается”.
– Практическое занятие: “Как они маскируются: узнай либероидного криптожида по любому его комменту”.
– Лекция: “Евреи – носители симбионтов инопланетного происхождения и исполнители деструктивной программы по анальной аннигиляции Славянорусской Арктидной расы”. Использовать фрагменты из лекции рекомендуется с осторожностью. Пока что Рунет, все-таки, еще не совсем наш.
– Духовная часть: трансляция вечерней службы. Бонус для досидевших до конца:общение по скайпу с патриотически подкованными молодыми Славянорусскими девицами из общества “Православный платочек”.
– Завершающая часть: скайп-конференция. Хоровое исполнение духоподъемных песен:”Deutschland, erwache ausdeinem bosen Traum”, “Эй, ямщик, поворачивай к черту”,”Девочка, живущая в Сети”, а так же – антиамериканской песни наших товарищей изRammstein “We’re all living in Amerika”.

Если до этого птица вещала сладким и медоточивым голосом,то теперь она вдруг почернела, распушила перья и глухо, гортанно закаркала:
– Тайная боевая организация Славянорусских Сетевых воинов “Союз Мыши и Клавы” создана для того, чтобы в будущем “Всем выйти из Сети” споследующим его, Интернета иудеосатаномасонского, тотальным запретом, и шаги наши в кошмаре реальности будут следующие:

– Тотальная принудительная ассимиляция всех национальныхменьшинств, проживающих на территории России, с тотальной же зачисткой сопротивленцев
– Бей демонов! – согласился Святополкъ.
– Поголовное крещение всех граждан России в православную веру с направлением нежелающих в трудовые лагеря с последующей стерилизацией.
– Богово дело, Богово!
– Отмена действующего Уголовного Кодекса. За мелкие преступления – публичная порка. За преступления тяжкие – посажение на осиновый кол.
– Лепота! – кивнул Святополкъ.
– Построение в России тоталитарного коммунистического общества со Святейшим Протектором-Императором во главе.
– “Каждому народу причитается своя, особая,индивидуальная государственная форма и конституция, соответствующая ему и только ему”, – по-ленински хитровато прищурившись, процитировал Святополкъ любимого философа Ильина.
– Уничтожение Соединенных Американских Штатов и Израиля как недочеловеческих обществ, контролируемых структурами инопланетного присутствия и сатанократическими масонскими организациями.
– И гребаной Британии с масонкой-королевой, – дополнил Святополкъ. – Пусть ответят за Березовского, Дарданеллы и мою тройку по инглишув школе.
– Построение на планете Земля однополярного мира вокругВозрожденной Православно-Коммунистической Руси. Орбитальные бомбардировки зараженных иудеомасонами и рептилоидами планет. Официальное признание Славянорусов наиболее совершенной расой Галактики!
– Зиг хайль, – только и смог выговорить охреневший от такой перспективы Святополкъ.
– Только пожар тотальной ядерной войны способен очистить этот мир от сионистов, либерастов, гомосексуалистов, пацифистов, рептилоидов,звероящеров, черножопых ниггеров, феминисток и иудеомасонов! Да здравствует ядерная война!
– Все в нашей власти для счастья, для счастья на века! -пропел Святополкъ.
…он шел по пустыне, и жаркое марево дрожало над землей, и горы, высившиеся на горизонте, были красными как цвет ситского клинка. И шагнул ему навстречу Святейший Протектор-Император всея Православной Руси. Император был облачен в черный плащ с капюшоном, и подбородок его был бел как обглоданная псами кость.”Это же император Палпатин!” – догадался Святополкъ. И протянул ему Протектор-Император маленький черный чемодан, с пурпурно-красной как пентаграмма над Кремлем, как индийский рубин, заветной кнопкой…
Перекрестившись, Святополкъ уже был готов нажать на кнопку, как вдруг…
– Я тебе понажимаю, мазафакер! – услышал он голос. Голос говорил с американским акцентом.
И шагнул на него из пустыни…да-да…сам Брюс Уиллис собственной персоной, и был Брюс Уиллис загорел, мускулист, синеглаз и глаза его смотрели с доброй ихитроватой насмешкой.
– Империалист чертов! – сказал Брюс. – Долбаный русский национал-сталинист! Сколько раз уже планету от всякой нечисти спасал, думал на пенсию уйти, так нет- вы объявились.
Протектор-Император бежал прочь, неуклюже спотыкаясь, и уходило с ним старое время. И уходили с ним в прошлое все крестовые походы, все мировые войны, всепланетарные катастрофы, вопли и плач над телами убитых, неистовая ярость межклановых свар, уходили в небытие терроризм, национализм, ортодоксия. Хоть и летала в небе с призывным кличем птица Гамаюн, но Святополкъ упал в пески.
Он не в силах был один нести на себе всю тяжесть придуманного им мира.Святополкъ открыл глаза, и из знойной пустыни на него шагнул…нет…не Брюс Уиллис, а какой-то ниггер с лицом Уилла Смита.
– Мог бы сейчас дома сидеть, так нет, я должен тащить твою задницу по раскаленной пустыне, а из моего парашюта торчат твои щупальца… Прилетели и строят из себя. Кто тебя звал?! И почему ты так воняешь?!! – спросил Уилл.
Святополкъ сообразил, что так и заснул, сидя в кресле, перед включеннымтелевизором. По первому федеральному каналу шел фильм “День Независимости”.
Спотыкаясь – рваные тапки не держались на ступнях – он доковылял до прихожей. Пересчитал мелочь. Денег еще хватало на банку пива, даже на две, и Святополкъ поверил в то, что Бог есть, и все хорошо на Руси.
Из воняющего мочой и залежавшимися отбросами в давно не чищенном мусоропроводе, исписанного матерными надписями и названиями трэшевых хип-хоп групп, подъезда, Святополкъ вышел в экваториальный дождь, нежданно обрушившийся на родной его квартал. Зонта не было, держа над головой полиэтиленовый пакетик из “Пятерочки”, Святополкъ добежал до магазина, где пожилая узбечка со смертельно уставшим лицом “отпустила”ему две банки пива…и еще хватило на лепешку “лаваша”
И он вспомнил вдруг – так не вовремя, так неуместно – как раскрыл он тайну страшного белоголового монстра, в одно мартовское солнечное утро, когда он рискнул подойти к окну, привстать на цыпочки и вглядеться – то была старушка с добрым и немного слабоумным лицом, старушка с повязанной белым платком – по самые брови – головой; она вышивала у окна, и то склоняла голову над пяльцами, то выпрямлялась, и тогда он заметил, что горит перед ней восковая свеча.
И тогда он вспомнил, что Зельман умер… Приезжала его дочь из Израиля, сухощавая дама с короткой стрижкой. Привезла с собой старшего зельмановского внука, независимого, очень смуглого мальчишку, непохожего ни на Зельмана, ни на мать. Они долго ходили по саду. Вечерело. Косили траву стрижи. Пошли к соседям потом. Еремина закрылась в доме, но он, Святополкъ, якобы случайно с ними “пересекся” у забора – любопытство его съедало
И сказала ему эта дама так, словно это было естественным,что Зельман не уезжал из России потому, что здесь были могилы его отца и матери, и потому что здесь был его дом и сад, и любимый лес рядом. И только в Израиле было у Зельмана четверо внуков.
Он решил переждать дождь, стоя под березой – жалко было кроссовок – и так рваные. Открыл пиво. И вдруг он словно увидел все теми глазами, что были у него в детстве, – ведь были же они, и за что он их продал,за какой золотой талер – увидел с ошеломительной ясностью серые блоки бетонных домов, пустую веранду кафе “Хабиби”, старые, мокрые от дождя”Лады” с налипшими листьями, двух девчонок в ярко-голубых джинсах, горы окурков на затоптанном газоне, и страшное подозрение открылось в тот миг Святополку, и он даже захотел спросить у Господа…
– Господи, а что если их нет, если их просто не существует…что, если нет никаких жидомасонов, рептилоидов и агентов инопланетного присутствия? Что, если нет Сионистского Оккупационного Правительства? Что тогда, Господи?
Но задать этот вопрос Богу он так и не решился. В тот вечер он еще хотел жить”.
МАРИОНЕЛЛА ДОРОНИНА.
Advertisements

About Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах".
This entry was posted in Литература and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s