Иерусалимский лепрозорий


000hansen

 

При проказе бывает так:
Кожа больного – чаще всего на лице, становится нечувствительной и грубой, разбухает, увеличивается, покрывается волдырями и лопается, обнажая кровавые подкожные ткани. При отсутствии лечения, пораженные ткани начинают гнить, распадаться. У больных проказой делается (как писал незабвенный Джек Лондон) «львиное» лицо, разрастаются мочки ушей, выпадают брови, дыхание больного затруднено, иногда полностью сгнивает нос, глаза поражаются кератитом и иридоциклитом, слепнут, поражаются яички и наступает бесплодие, а вторичные бактериальные инфекции разрушают ткани тела настолько, что у больного отмирают и отпадают пальцы на руках. Но милосердная болезнь лишает чувствительности пораженные участки тела настолько, что больной ею человек совершенно не чувствует боли, и продолжает медленно и неуклонно гнить заживо, зачастую доживая – изуродованным чудовищем – до преклонных лет. Но иногда и этого не происходит, и до конца дней своих испытывает больной проказой чудовищные боли…

В ТАНАХе проказе уделено много внимания, видимо, неизлечимая болезнь была известна еврейским врачам того времени, распознавалась ими четко как неизлечимая и дифференциально диагностировалась с псориазом, экземами и другими кожными недугами. В египетском папирусе Эберса тоже описана эта болезнь. О ней знали и древние греки, и индийцы. В средние века проказа настолько распространилась по Европе, что при монастырях начали содержать прокаженных, ограждая их от здоровых людей – эти учреждения назвали лепрозориями, от слова lepra  – латинского названия болезни. До недавнего относительно времени страшный недуг был совершенно неизлечим. Прокаженный больной изолировался от общества (проказа весьма контагиозна) и вынужден был проводить остаток дней в обществе себе подобных.

2013-11-15 08.23.49
Прокаженные женщины у Сионских ворот

В Иерусалиме – который при турецком владычестве стал маленьким грязным городком – прокаженные жили в Сионских воротах, евреи, арабы, христиане, все вместе, страшная община изуродованных смердящих полутрупов, они сидели у ворот, выпрашивая подаяние. Зрелище это было настолько отвратительно, что мало кто из паломников отваживался подойти к зловонному зеву ворот, у которого – по описанию, сделанному путешественником Робинсоном в 1838 году – возле своих соломенных шалашей лежали и сидели несчастные, потерявшие человеческий облик.

2013-11-15 08.26.07
Баронесса Августа Кеффенбрик-Ашераден

Барон и баронесса Кеффенбрик-Ашераден – так звали аристократическую немецкую пару, которые – путешествуя по Иерусалиму – были настолько шокированы увиденным, что решили пожертвовать немалую сумму денег на строительство убежища для страдальцев. Баронесса Августа Кеффенбрик-Ашераден… портрет этой очаровательной женщины, с глубоким декольте, обнажающим прелестные полные плечи и с веером в руке, с тонкими и правильными чертами лица, сохранил облик этой благородной дамы для последующих поколений иерусалимцев. Именно она – а не турецкие губернаторы – полностью изменила жизнь этого, самого презренного и гонимого сорта иерусалимского люда. В 1865 году для них выстроили лепрозорий, который располагался у мусульманского кладбища в районе Мамилла. Сегодня на этом месте стоит дом, в котором находится американское консульство. Кроме этого, выстроили несколько домов у высохшего источника Эйн-Рогель в квартале Шилоах. Небольшой лепрозорий не мог вместить всех желающих, и по приказу губернатора Камиль Паши в 1874 году у греческой православной церкви выкупили участок земли для постройки большого лепрозория вдали от городских стен, сегодня это место находится в одном из центральных районов города, выросшего за полторы сотни лет до почти миллионного населения. В 1885 году заложили краеугольный камень здания, архитектором и проектировщиком которого выбрали известнейшего Конрада Шика, старательного немца-самоучку, превосходившего в мастерстве своем многих профессионалов своего времени. Славное получилось здание – массивная каменная громада посреди тенистого сада, службы, коровник и курятники, огороды – лепрозорий изначально должен был обеспечивать себя всем необходимым. Глубокий колодец во дворе достигал чистого водоносного слоя, обеспечивая питьевой водой не только больных и персонал, но и домашнюю птицу и скот. Несчастные больные, которые были еще в силах работать, занимались садоводством и ухаживали за домашними животными. Труд помогал им скрасить затворничество. Узнав, что для больных евреев в новом госпитале нет кошерной пищи (довольно понятно для больницы, на фасаде которой красуется надпись Jesus Hilfe – «Помощь Иисуса) богатые иерусалимские евреи закупали для этих больных кошерное продовольствие, и к ним приходили помолиться евреи когда не хватало людей до миньяна (десяти человек, необходимых для групповой молитвы). Кроме евреев, в больнице лечились, а, точнее, изолировались от общества и многочисленные прокаженные арабы, греки и другие национальности, которых безо всякого различия коснулась зловещая рука лепры. И звонил им каждое утро большой бронзовый колокол, висящий во внутреннем дворе.

2013-11-15 08.25.01
Больные проказой в начале 20-го века

Командовал всем этим домом для страдальцев главный врач больницы – араб-христианин Тауфик Ханаан. Про него стоит сказать несколько слов отдельно, потому что по своей ненависти к сионизму и евреям мало нашлось бы на территории Эрец Исраэль арабов. Нет, врачебные обязанности свои этот, еще при турецком правлении нанятый на службу, врач выполнял отлично. Мало того – он имел дружеские отношения со многими еврейскими врачами, например с Авраамом Тихо, но, когда вечер мягко закрашивал тушью светлые стены «Помощи Иисуса» и главврач снимал белый халат, его перо начинало писать уже не истории болезни, но труды по истории «палестинских арабов», главным из которых явился  Conflict in the Land of Peace –  «Конфликт на земле Мира», где доктор обвинял сионизм во всех мировых грехах и провозглашал тезис о «Палестине для арабов». В 1936 году, в августе месяце, наш эскулап выступил с резкими нападками на евреев перед комиссией Пиля, чья задача – раздел Эрец Исраэль между арабами и евреями – так и не была выполнена из-за яростного сопротивления арабских кругов. В своих нападках Тауфик Ханаан дошел до того, что обвинял Пинхаса Рутенберга, отца израильской электрической компании, человека, давшего тогдашней подмандатной Палестине электричество, в том, что, дескать, построенная им ГЭС на реке Иордан привела к созданию болот и повышению заболеваемости малярией среди арабов. После провозглашения Израиля Ханаан забрал из больницы всех больных-арабов и устроил им лепрозорий в Рамалле. Сам же он поселился на Масличной горе, находившейся тогда под иорданским контролем, строго настрого приказав своим детям ненавидеть все еврейское. Умер последовательный юдофоб в 1964 году, так и не дожив до объединения Иерусалима под еврейской властью. От него – кроме «Конфликта на земле Мира» – остались еще несколько трудов по «палестинскому» арабскому фольклору. А его дочери – уехавшие из Рамаллы в Европу – старались исполнить данное отцу обещание и не приезжать в Эрец-Исраэль до тех пор, пока она пребывает под пятой сионистов. Впрочем, младшая из них – Лейла – нарушила обещание, приехав в гости к своей еврейской подруге Рут Даян, жене самого Моше Даяна, ярой левой активистке.

В 1952 году госпиталь – уже под эгидой израильского министерства здравоохранения – назвали именем Хансена, ученого, открывшего в 1872 году бактерию, вызывавшую проказу. А вскоре неизлечимая болезнь потеряла свою страшную репутацию – выяснилось, что и от нее есть средства. В 60-70-х годах были синтезированы антибиотики, уничтожавшие бактерию лепры. Поэтому контингент больных в госпитале Хансена начал редеть. К 2000 году там уже не осталось хронических больных, а лишь амбулаторное отделение. Лепрозорий потерял свою актуальность. В 2009 году его закрыли.

Сегодня прекрасное здание, одно из самых интересных и больших зданий эпохи конца турецкого владычества над Эрец-Исраэль, плод архитектурного гения Конрада Шика, отреставрировано. В нем работает филиал Академии искусств Бецалель, небольшая выставка и маленький но великолепно оформленный музей больницы – с восставленным интерьером конца XIX века и портретом красавицы-баронессы, щедрость которой спасла прокаженных Эрец-Исраэль, вне зависимости от их вероисповедания – от страшной и мучительной жизни в зловонных хижинах у Врат Сиона.

Advertisements

About Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах".
This entry was posted in История and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s