Дома на улице Кремье


462px-Adolphe_Crémieux_by_Nadar,_1856В 1860 году во Франции была основана органицзация Alliance isrаélite universelle– «Альянс Израэлит», или просто «Альянс». В переводе ее название обозначает «Всемирный союз евреев», а ее целью являлось укрепление прав еврейского населения в тех местах, где эти права не соблюдались. В Персии и Марокко, Румынии и России действовали эмиссары Альянса, они способствовали созданию еврейских школ, и занимались филантропической деятельностью.

(на фотографии – Адольф Кремье, фото – Надар)

Основал «Альянс» великий французский политик Адольф Кремье. О его жизни и деятельности можно рассказывать долго. Она была посвящена не только делам Франции, но и судьбе его собственного народа. В Иерусалиме, в квартале Мошава Германит, улица имени Адольфа Кремье соединяет улицу Эмек Рефаим (бывшую улицу Газа) с Дерех Бейт-Лехем. Когда-то на ней жили темплеры, германские колонисты, оставившие свой след на карте Иерусалима и в топонимике города.

8374F84982F115BFВ доме номер 8 по улице Кремье проживала в конце XIX– начале XXвека семья мясника Фридриха Кюблера. Его многочисленная – как у многих темплеров – семья, двое сыновей и пятеро дочерей, с удобством разместились в трехэтажном здании, а на заднем дворе находились удобные, по-немецки добротные стойла для домашнего скота. В четыре утра вставал Фридрих, поднимал своих работников-арабов, и принимался за дело. Забой скота шел у него быстро и легко, а колбасы Кюблера славились на весь Иерусалим – среди христианского населения. Наличие в них трефного свиного мяса делало их негодными к употреблению среди мусульман и евреев. А когда старик Кюблер умер, его сын – тоже Фридрих – расширил дело отца, причем настолько преуспел в нем, что получал множество заказов не только от частных лиц, но и от гостиниц, монастырей и госпиталей. Мало того, Фридрих-младший учитывал огромный потенциал еврейской общины города, привлек евреев в свой бизнес и организовал кошерное производство колбас и сосисок. А в годы Первой мировой войны фирма «Кюблер и компания» обеспечивала свежим мясом и колбасой отряды турецкой и немецкой армий.

Британское завоевание турецкой провинции Аль-Шам вынудило Кюблера уехать в Германию, где он прожил до 1922 года. За это время пламя ненависти между англичанами и немцами, разожженное войной, поутихло, и мясных дел мастер вернулся в Иерусалим, который стал столицей подмандатной Британской Палестины. То ли мясная торговля перестала быть популярной, то ли самому Кюблеру осточертело ею заниматься, но, как бы то ни было, он поменял род занятий, открыв турбюро. Оно помещалось вплотную к Яффским воротам, тогда застроенным вокруг домами, напротив гостиницы «Фаст». Туристы могли получить у Кюблера любую информацию и любой вид туристических услуг, вплоть до заказа билетов на трансатлантические рейсы германского «Нордойчер Ллойд» – пароходной компании, чья штаб-квартира была в Бремене. Кроме того, ушлый немецкий коммерсант сумел получить эксклюзивное право на продажу в Палестине машин марки «Мерседес», и еще много чего – от открыток и детских игрушек до станков и запчастей. В 1937 году ему дали звание почетного консула Венгрии в Палестине. В честь этого во дворе дома номер 8 по улице Кремье была устроена пышная вечеринка. В то время двор – бывший еще в начале века скотным, с вечными запахами коровьей мочи и крови убиваемых животных, стал небольшим уютным парком. Играл приглашенный духовой оркестр, кружились в танцах молодые и пожилые, немцы, англичане, евреи и арабы. В буфете улыбающиеся официанты подавали изысканные блюда. До начала войны оставалось всего два года. Всего два.
Кюблеру не помогло его звание почетного консула Венгрии, когда в его дом с ордером на арест вошли британские солдаты. Пребывание немцев-темплеров на территори мандата Его величества короля Великобритании стало незаконным, и Фридриха арестовали. В 1942 году он с семьей был выслан в Австралию.

250px-Hotel_Fast

Отель “Фаст”, 20-е годы

Соседом Кюблера – как по улице, так и по бизнесу, являлся небезызвестный хозяин гостиницы «Фаст», носивший, как уже догадался, наверное, читатель, фамилию Фаст. Кроме фамилии, он носил библейское имя Авраам и белую бороду, делавшую его похожим на Бернарда Шоу. В отличие от кровавой деятельности соседа своего Кюблера, господин Фаст занимался художественной работой по дереву, проще, был он столяром-краснодеревщиком, чья работа достаточно высоко ценилась в Иерусалиме конца XIX века. После того, как он въехал в свой новый дом на улице Кремье, судьба улыбнулась ему в совершенно неожиданном смысле – Аврааму подумалось, что было бы очень недурно приспособить часть комнат своего обширного дома  под частный пансион. Рядом Фаст – ярый поклонник игры в кегли – расположил кегельбан, и небольшой летний ресторан. Совсем недалеко строился тогда иерусалимский вокзал, и инженеры-строители, родом из Франции, с удовольствием захаживали к Фастам пообедать. И комнаты у них снимали.

SAMSUNG CSC

Здание слева – отель “Пнинат Дан”. На его месте располагался “Фаст”.

Аврааму гостиничный бизнес очень понравился. Настолько, что в 1892 году в еврейской газете «Хавацелет», той самой, где работал когда-то журналистом небезызвестный Элиэзер Бен-Иегуда появилось длинное многословное объявление, где обстоятельно, с немецким педантизмом, рассказывалось об открытии новой гостиницы, где гостю предоставлялись «ванная комната и баня, биллиард, пивной бар – все в отличного качества и превосходного свойства, вызывающее добрые чувства у всех, кто будет гостить под крышей нашего отеля».

В 1891 году у Яффских ворот, на землях, принадлежащих армянской патриархии, построили – по проекту немецкого архитектора-темплера Теодора Занделя (соседа Фастов и Кюблеров, чей дом стоял на углу нынешних улиц Кремье и Эмек-Рефаим) большое трехэтажное здание с внутренним двором и садом. Армянская патриархия создала его как гостиницу, доходы от которой должны были обогатить ее. При отеле расположились – под аркадами нижнего этажа – ресторанчик, чайная, фотоателье и турбюро. 100 номеров отеля начали принимать постояльцев, привлеченных близостью Старого Города, комфортом и удобствами, предоставленными им.

Назвали отель «Говард». А затем поменяли ему имя на «Дю Парк». Звучало «эдак, французисто», но дела у гостиницы начали идти вкривь и вкось. И тут наш старый знакомец Авраам Фаст – в 1907 году – решил расширить гостиничное дело, и взял в аренду здание «Дю Парка», недолго думая, переименовав его в «Фаст». Доброе имя и великолепная репутация Авраама сделали свое дело – отель начал расцветать, и в нем часто останавливались богатые туристы, а также офицеры немецкой и турецкой армий.

Расстаться с любимой гостиницей Фасту пришлось после того, как англичане победили турок, и Иерусалим перешел в руки британской короны. Британцы переименовали отель в «Алленби», в честь генерала Алленби, и руководство отелем перешло в руки известнейшего еврейского гостиничного короля Джорджа Барского, открывшего в нем кошерный ресторан. Фаст затаил злобу на англичан, и евреям досталось тоже.

В 1929 году Авраам Фаст возвратился в Иерусалим и вновь завладел отелем. Он был уже слишком стар для управления им – его сыновья Герман и Фридрих – приняли на себя бразды правления. И результаты не замедлили сказаться на облике здания. В 1934 году на нем взвился красный флаг со свастикой – в гостининце «Фаст» расположилось консульство гитлеровской Германии.

В ходе Второй мировой войны – после изгнания и пленения немцев-темплеров – гостиница «Фаст» стала общежитием для британских офицеров. А после Войны за независимость Израиля и раздела Иерусалима, ее стена проходила точно по границе между израильским и иорданским анклавами. А в самой гостинице первоначально жили евреи-беженцы из Старого Города. Здание ветшало, и превратилось в руину, которую разрушили после войны 1967 года.

Любопытно, что на ее месте возник роскошный отель «Пнинат Дан», который закрылся, и до сих пор не функционирует. Новейшее великолепное здание превратилось в призрак. Остается только сочинять легенды про «проклятие Фастов» или про «ужасную ауру немецкого консульства». Оставим это любителям подобного жанра.

Самих Фастов – как и остальных темплеров – давно нет в Израиле. Но дома по улице Кремье хранят истории их семей. А во дворе дома номер 7, где жил когда-то Авраам Фаст, до сих пор можно увидеть одноэтажное здание курятника, в котором фрау Фаст выращивала птицу на вкусный куриный суп, столь любимый пансионерами.

 

Advertisements

About Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах".
This entry was posted in История and tagged . Bookmark the permalink.

One Response to Дома на улице Кремье

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s