Дов Грунер и монастырь Сан-Антонио


SAMSUNG CSCВ христианской религии есть 14 святых по имени Антоний. Наиболее известный из них прожил более века, родившись в середине третьего века, он «почил в бозе» в четвертом, и был похоронен в сухой земле Египта. Его мощи перенесли затем – при императоре Юстиниане – в Константинополь, а позже франки забрали их себе и захоронили в Сент-Антуан ЛеАбеи, возле города Вьен.

Там и почивает сегодня св. Антоний, известный по картинам «Искушение святого Антония», по повести Флобера с тем же названием, по особой Т-образной форме креста одноименного ордена монахов. В восточных церквях его считают одним из отцов-основателей монашества как явления.

Еще один святой Антоний, так называемый Антоний Падуанский, родился в 12 веке в Лиссабоне в рыцарской семье, и нисколько не собирался стать святым. Но когда молодой человек (после гибели отца на войне с маврами) свято уверовал и решил уйти в монастырь августинцев, началась его карьера как святого. В Италии Антоний Падуанский почитается как один из отцов церкви, его могила в базилике города Падуя посещается многочисленными верующими и туристами. Для набожных темпераментных итальянцев потомок рыцарского рода стал одним из воплощений христианской доблести и учености. Стоит вспомнить о нем и как о борце с ересью катаров – именно в городах северной Италии, где эта ересь была особо распространена – он проповедовал.

SAMSUNG CSCВ городе Иерусалим тоже есть памятник его имени. Это здание женского монастыря св. Антония, на улице Жаботинского номер 46. Данный дом известен каждому иерусалимцу необычным своим фасадом, не прямым, не выпуклым, но вогнутым. А сверху здание имеет форму еврейской буквы «шин». Построенный в 1936 году по проекту Антонио Барлуччи (известного итальянского архитектора, автора проектов Итальянской больницы, здания Терра Санта, церкви Всех Наций на Масличной горе и многих других церковных зданий в Земле Израиля), монастырь недолго наслаждался миром и покоем. Всего три года просуществовала в нем монастырская школа для девочек. В 1939 году, после начала Второй мировой войны, англичане, под мандатом которых находилась тогда Палестина, изгнали из монастыря его итальянских обитательниц (Италия официально воевала с Великобританией) и дом в форме еврейской буквы передали особому мандаторному подразделению – отделу распределения вражеской собственности. В монастыре разместился английский военный суд. С 1939 по 1948 в нем судили еврейских подпольщиков из организаций «Лехи», «Эцел» и «Хагана», девятерых отправили из стен суда на виселицу. Здание приобрело дурную славу. Его несколько раз хотели взорвать – поэтому англичане уделили особое внимание прочности стального забора и поставили сторожевые будки на входах. Эти будки сохранились и поныне.

Так описывает этот период очевидец событий:

«Второй этаж монастыря Сан-Антонио был превращен англичанами в военный суд. Именно здесь посылали на виселицу подпольщиков. Здесь осудили Дова Грюнера и его товарищей. Здание превратилось в крепость – из окон смотрели стволы пулеметов, устрашая желавших отомстить евреев. Если осужденный видел фуражки английских военных судей лежащими на столе перед вынесением приговора, он понимал – ему суждено быть казенным. Англичане торжественно надевали фуражки перед прочтением смертного приговора» (Бендар, 1992, перевод мой – Л.В).

О Дове Грунере, смелом бойце с англичанами, можно было бы написать отдельный рассказ. Я ограничусь цитатой его речи на суде. Том самом суде, где его приговорили к смертной казни:

«Вы решили отнять у народа, не имеющего на свете ни клочка другой земли, и эту землю, которая дана ему Господом и из поколения в поколение освящалась кровью его сынов. Вы попрали договор, заключённый с нашим народом и народами мира. Поэтому ваша власть лишена законного основания, она держится силой и террором. А если власть незаконна, — право граждан и даже их долг бороться с ней и свергнуть её. Еврейская молодёжь будет бороться до тех пор, пока вы не покинете страну и не передадите её законному владельцу — еврейскому народу. Знайте: нет силы, способной расторгнуть связь между еврейским народом и его единственной страной. И рука пытающегося совершить это будет отрублена, и проклятие на неё во веки веков».

И теми словами, которые он написал Менахему Бегину:

«Разумеется, я хочу жить. Кто этого не хочет? Но если я сожалею о том, что жизнь кончена, то лишь потому, что я слишком мало сделал.

У еврейства много путей. Один — путь «еврейчиков» — путь отказа от традиций и национализма, то есть путь самоубийства Еврейского Народа. Другой — слепой веры в переговоры, как будто существование народа подобно торговой сделке. Путь, полный уступок и отказов, который ведёт назад в рабство. Мы всегда должны помнить, что и в Варшавском гетто было 300 ,000 евреев.

Единственно правильный путь — это путь ЭЦЕЛЯ, который не отрицает политических усилий, разумеется, без уступки пяди нашей страны, ибо она наша целиком. Но если эти усилия не приносят желаемых результатов, готов любыми средствами бороться за нашу страну и свободу, которые одни и являются залогом существования нашего народа. Упорство и готовность к борьбе — вот наш путь, даже если он иногда и ведёт на эшафот, ибо только кровью можно освободить страну.

Я пишу эти строки за 48 часов перед казнью — в эти часы не лгут. Я клянусь, что если бы мне был предоставлен выбор начать всё сначала, я снова пошёл бы тем же путем, не считаясь с возможными последствиями.

— Ваш верный солдат Дов»

Эти слова звучат и сегодня весьма и весьма своевременно.

Сторожевая будка периода мандата

Сторожевая будка периода мандата

Когда Иерусалим был оставлен англичанами, и в нем разгорелась борьба между войсками новорожденного государства Израиль и арабскими отрядами, здание монастыря приняло в своих стенах военный гарнизон Армии Обороны Израиля, а именно – стало местом расположения батальона «Йонатан» организации «Хагана». Солдатам было тесновато – спали вповалку на полу, по двое на одной кровати. Качество продовольствия оставляло желать лучшего. Как-то раз солдаты взбунтовались против командования, и тогда, несмотря на отчаянное положение осажденного арабами Иерусалима, им увеличили и разнообразили паек. Затем война закончилась, и Иерусалим – разделенный между Иорданией и Израилем – зажил новой жизнью. Израильское правительство вернуло половину здания монастырю, а в половине разместился зоологический факультет Иерусалимского Еврейского университета.

А память о бойце Дове Грунере, и его товарищах тенденциозно замалчивалась после 1948 года официальными историками Израиля, относившимися к правящей партии МАПАЙ. Выпячивались военные заслуги “Хаганы” и “Пальмаха”, а имена двенадцати “взошедших на эшафот” членов ЭЦЕЛ почти никогда не упоминались. Лишь после того, как правящей партией стал “Ликуд”, потомок полулегендарного “ЭЦЕЛ”, во главе с тем самым Менахемом Бегиным, к которому обращался смелый Дов в своем прощальном письме, о Дове и его товарищах заговорили во весь голос.

Advertisements

About Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах".
This entry was posted in История and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s