«Вся земля — Кербела, каждый день — Ашура».


Hussein“Шах Хусейн, вах, Хусейн!” – приговаривают мусульмане-шииты в день Ашуры, стегая нагие тела свои плетьми из стальных цепей и крючьев. Течет кровь по телам, текут из глаз шиитов слезы сострадания, слезы сопереживания, слезы страшной, невообразимой горести – по павшему 10 муххарама 61 года хиждры (680 год н.э) имаму Хусейну ибн Али, внуку Мухаммада.

Ашура – по-арабски “Аль йаум аль ашур”, на иврите “А-йом а-асири”, тот самый день, когда неподалеку от святого сегодня для каждого шиита города Кербела пал от рук солдат халифа Язида правоверный имам Хусейн. Это событие раскололо мусульманский мир на две неравные части (мусульман-шиитов, последователей имамов Али и Хусейна, в мире всего 12% от общего числа “дар уль ислам”), между которыми течет та самая кровь, которую выбивают из нагих тел стальные звенья цепей на празднике Шахсей-Вахсей. Шииты скорбят о павшем имаме, истязают себя в наказание за то, что в тот далекий 680 год их предки не пришли на помощь горсточке сторонников Хусейна, осажденого вместе с ним в пустыне рядом с городом Кербела. Голову убитого Хусейна на золотом блюде принесли тогда к халифу Язиду, и тот бил ее палкой. Удары этой палки словно бы вырубили пропасть между сторонниками халифа (суннитами) и шиитами.

Имам Али, первый имам

Имам Али, первый имам

Пропасть эта никогда не зарастала сорной травой и не становилась меньше. Тем не менее, начиная с 20-ых годов XX века идеи панарабизма, искусственно привнесенные в почву Ближнего Востока, несколько отодвинули суннитско-шиитский вопрос на задний план. Сегодняшняя цепь “арабских весен”, возрожденные идеи трайбализма, усилившийся шиитский Иран, ставший претендетом на гегемонию на Ближнем Востоке (не без помощи США в лице режима президента Обамы), вновь раскололи мусульманскую умму. Началась лютая бойня не на жизнь, а на смерть. И в этой бойне мусульмане всего мира схватились в инфернальном желании истребить друг-друга. Высокая рождаемость последних десятилетий увеличила количество молодых, не работающих и неприкаянных мужчин в исламской умме. Им нашлось применение. Точнее, они сами нашли его. Сирия горит, Йемен пылает, Ливия – которую мы знали как устойчивую джамахирию (республику – араб.) под предводительством Каддафи – исчезла. Египет сотрясла волна революционных преобразований, в результате которых страна нырнула еще ниже в нищету и разруху. Ирак представляет собой огромный рассадник анархии, полностью лишеный какого-либо государственного порядка. Иран, рвущийся к ядерной бомбе, схватился с новым халифом Абу-Бакром Ибрагимом, вождем ИГИЛ. Трещит режим иорданского короля Абдаллы. И все это вместе пылает вокруг границ последнего острова спокойствия – Израиля. Что нам остается делать? Наблюдать. И заселять Иудею и Самарию еврейскими поселенцами, возвращая свои земли, пребывавшие почти 1400 лет под арабским, турецким, мамелюкским правлением. Чем больше и гуще мы заселим Иудею и Самарию, чем дальше и глубже засунем в самые зловонные глубины идею “палестинского государства”, чем скорее поможем арабам Земли Израиля натурализоваться и научиться уважать еврейское государство, тем больше у нас шансов спокойно выстоять среди моря гомицидомании и взаимной ненависти, бушующего сегодня на Ближнем Востоке.

Advertisements

About Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах".
This entry was posted in История. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s